Казахи / Блоги.Казах.ру — блоги Казахстана, РК
rus / eng / kaz


Любой блог можно сделать коллективным. Для этого надо определенным (или всем) пользователям дать права на запись в него. Статья Корпоративные блоги: Как вести? содержит практические советы и примеры
Если у вас уже есть блог в другом месте — можно автоматически транслировать записи из него в нашу блог-платформу СМИ могут копировать в свой блог ленту новостей или статей. Дополнительное внимание и комментарии обеспечены. Можно ставить записям будущее время. Запись будет в черновиках и в указанную минуту автоматически опубликуется.












Казахи



Основные темы: история и традиции; менталитет и особенности; наши за рубежом; родственные связи; дружба между народами.

Блог kazakhs Автор блога
Лента друзей
Войти Регистрация







Пожалуй, ни у одного казахского поэта и композитора в одном лице не было столь насыщенной лирики, связавшей в себе природу и человека воедино. Ақан Сері Қорамсаұлы (1843-1913), чья жизнь пришлась на переломные моменты в казахской истории, был одним из последних настоящих представителей славного поколения сал-сері, чье творчество было особо любимо казахским народом. Прожив счастливую молодость, будучи любимцем судьбы, одаренный біртуар, сменив четвертый десяток жизни, стал испытывать потрясения одно за другим. Стали уходить из жизни близкие ему люди. Старели и умирали любимые его питомцы, - без которых сері не мог считаться полноценным сері - собака Базар ала, беркут Қараторғай, был убит лучший скакун во всей казахской степи - Құлагер. Его творчество - подлинная трагедия поэта, испытавшего многие лишения в жизни и ставшего свидетелем того, как в силу исторических обстоятельств ломался и исчезал традиционный казахский быт, формировавшийся многие столетия.

Песня "Қараторғай" - одно из самых лучших и известных произведений сері, полная печали и раздумий, где ему удалось не только выразить боль к угасавшей любимой птице, но и показать быстротечность жизни и мимолетность молодости в целом.


Дина Нурпеисова - известный казахский композитор, кюйши, родилась и выросла в местечке "Бекетай кумы" в Жанакалинском районе Западно-Казахстанской области. Похоронена в Алматы. Народная артистка Казахстана (1944); участвовала в республиканском смотре народного искусства в 1937 году, в возрасте 75 лет участвовала в первом Всесоюзном смотре народного искусства; в возрасте 83 лет Дина стала призером в декаде искусств в Ташкенте, где участвовали представители 5 республик Средней Азии.

слушать кюй Науаи


Жеу - есть
Тай - стригунок
Қалу - остаться
Қой - баран

қазақша үйренейік
Ешь умеренно - сохранишь стригунка, ешь скромно - сохранишь барана, ешь без устали - что останется?

Выражение демонстрирует представления казахов об экономии и призывает быть сдержанным в запросах и потребностях.

(интерпретация моя)


Шелк твоих девичьих кос
Ветер ласкает, любя,
И песню сердца моего,
Милая, шлет для тебя.

Шепчет волна у ног
Мне про твои глаза.
Где же ты, мой цветок?
Где ты, мечта моя?

(перевод С.В. Грабовецкой)


Одно из самых известных произведений великого казахского композитора Шәмші Қалдаяқова и поэта Мұхтара Шаханова "Арыс жағасында", полюбившееся не одному поколению нашего народа, могло кануть в Лету, едва появившись на свет. Этому могло способствовать решение худсовета, который первоначально "забраковал" замечательную песню. Причины были разные: зависть, недалекость... Но истинный шедевр всегда пробьет себе дорогу.


Төлеген Момбеков

Төлеген Момбеков

1919 жылы Қаратау баурайындағы Қозмолдақ деген ауылда туып-өскен. Киелі өнердің бастауы арғы аталарынан басталады. Арғы атасы Қожамжар мен Назар әділ билік айтқан шешен болса, Қайдау атасы бүкіл Орта жүзге әйгілі айтыскер ақын, ал Бапыш атасы - аң аулап, құс салып, серілік құрумен бірге, асқан күйші болған адам.

Төлегеннің Жәнібек деген ағасы, Күнтай деген апасы да керемет ақын болыпты. Төлегеннің өзіне домбыра дарыған. Төлеген Момбеков есімінің халқымызға кең тарап, төл күйлерінің халықтық рухани кәдеге айналуына көптеген ақын-жазушылар атсалысқан. Бұл орайда Сәбит Мұқанов, Асқар Тоқмағамбетов, Тәкен Әлімқұлов, Төлеген Тоқбергенов, Рахманқұл Бердібаев, Ақселеу Сейдімбековтердің еңбегі ерекше болды. 1965 жылы Асқар Тоқмағамбетовтің алпыс жылдық мерейтойына байланысты Сыр бойына сапар шеккен Сәбең жолшыбай Созақта да болады. Сол кездегі аупарткомның бірінші хатшысы Төлепберген Назарбеков Сәбеңнің құрметіне Созақ ауданының әр жеріндегі күйшілерді тегіс жинатады. Олардың ішінде Төлеген Момбеков, Файзолла Үрмізов, Ергентай Борсабаев болады. Сәбең оларға бірнеше күйден тартқызады. Осылардың ішінен Төлеген шерткен шертпе күйге қатты қызығып: «Мұндай дарынды республика көлеміне таныту қажет» деп шешеді. Сөйтіп, Төлеген күйлерін магнитофон таспасына жазып алып, Алматыға ала келеді. Көп ұзамай Созақ ауданының басшылығына М.Әуезов атындағы Әдебиет және өнер институтына Төлеген Момбековті іссапарға жіберу туралы Алматыдан арнайы хат келеді. Ол кезде Төлеген ауылда Құлжабай Төлеуов, Көпбай Омаров сияқты ақындармен бірге жүріп, автоклуб меңгерушісі болып жұмыс істейді. Алматыға келген сол сапарында Төкең грампластинкаға атасы Бапыштың, Сүгірдің және өз шығармаларынан бас-аяғы он екі күй жаздыртады және теледидарда бірер күй орындайды. Сол кезде теледидар қарап отырған Нұрғиса Тілендиев: «Мына қақпас қайдан шықты?!» деп, атып тұрған екен дейді. «Талантты талант қана таниды» деген сол. Нұрғиса Төлегеннің шертісіне сол бойы құлап түсіп, Алматыға келген сайын өзі қарсы алып, қонақүйге орналастырып, оң жағынан орын берген. Төлегеннің 1969 жылы Алматыға келген сол алғашқы сапарында-ақ «Социалистік Қазақстан», «Лениншіл жас», «Қазақ әдебиеті» газеттерінде Төлегеннің өмірі мен шығармашылығы жөнінде мақалалар жарияланады. Әдебиет және өнер институтының қорына Төлеген білетін күйлер толық жазылып алынады. Бас-аяғы бір аптаның ішінде кешегі ауыл домбырашысы республика көлемінде танымал болады.Төлеген турасында белгілі күйшілер әрі өнер зерттеушілері: Уәли Бекенов, Жарқын Шәкәрім, Біләл Ысқақовтар қалам тербеген. Төлегеннің ұстазы, Қаратау күй мектебінің ұшар басында тұрған Сүгір Әлиұлы 1961 жылы қайтыс болған. Өкініштісі, Сүгірдің өзінің орындауында бірде-бір күйі таспаға жазылып алынбаған. Көзі тірі кезінде күйлері нотаға да түспеген. Жазушы Мұхтар Әуезов, Үкімет басшысы Нұртас Оңдасынов іздеп барып, Алматыға шақырғанмен, реті келмеген. Ол кез - кеңестік «уралаудың» асқынып тұрған шағы, шертпе күйдің шетқақпай көрген заманы. Күйдің де, күйшінің де қадірі қашқан кез. Сүгірдің «Жолаушының жолды қоңыры», «Шалқыма», «Бесжорға», «Кертолғау» күйлері Төлегеннің орындауының арқасында халыққа жетті. Сүгірдің тартысы құлағында қалған көне көз қарттардың айтуынша, Сүгірдің «Бозінген» күйі бізге тура өз нұсқасында жетпеген. Төлегеннің де «Бозінгеннің бүлкілі» деген күйі бар. Зерттеушілердің айтуынша, бұл екеуі екі бөлек күй. Төлеген әуелгі нұсқаны өзінше жетілтіп, басқаша құлпыртып, дамытып әкеткен. Атақты күйші Қаршыға Ахмедияровтың айтуынша, Сүгір мен Төлегенді бөліп-жармай, дауға айналған күйлерді бір сөзбен «Сүгір мен Төлегендікі» деп атау керек. Сүгірді көзі көрген және сол ауылдың тумасы, марқұм профессор Керімбек Сыздықов былай деп жазып кетіпті: «…Төлеген Алматыда көпшілік алдында, радио, теледидардан күй тартқанда Сүгір ақсақалды ұстазы ретінде үнемі құрметпен атап, сол кісінің күйлерін тартудан бастайтын. Алғашқы жолы «Қосбасарды» Тәттімбеттікі, «Бозінгеннің бүлкілін» Сүгірдікі деп жаздырғанының басы-қасында жүріп, солай деп жаздыруға себепші де болғанмын. Өйткені сол кездегі біздің ұғымымызда «Қосбасар» деген күйдің қанша түрі болса да ол тек Тәттімбеттің атына тән саналатын. Ал «Бозінген» күйі Ықылас пен Сүгірдің атына байланысты аталатын. Оған Төлеген де пәлен деп қарсылық танытпай, «кімнің қалай тартқанын қайдам, мен өзім оңқайтыма келген күйлерді тартқанда қиялданып, өзімше тартып кетем» деген әңгімені жиі айтатын…».

Сугірдің шәкірті Төлеген Момбеков, Төкеңнің шәкірті Жаңғали Жүзбай, Жакеңнің Шәкірті мен ағайын)

Өзім сүйетін «Салтанат» күйінің қалай шыққанын баяндайық. 1969 жылы Төкеңнің асыл жары Пернеш қайтыс болып, Райхан, Қызжан, Дана, Гүлжан, Салтанат атты бес қызымен, Қайрат атты бір ұлымен артында қалған Төкеңе бұл қаза қатты батады. Жан күйзелісіне толы осы жылы өмірге бірінен соң бірі төрт күй келеді. Сол кезде автоклуб меңгерушісі болып жұмыс істейтін Төлеген бір күні жұмыстан шаршап үйіне келсе, Қайраты төрт жасар Салтанат деген қызын жылатып қойыпты. Сонда Салтанат біраз жыл өтсе де, өлген шешесін ұмытпай: «Апама айтам» деп жылайды. Осы сөзді құлағы шалып қалған күйші бір түрлі болып кетіп, қатты толқиды. Қызын жұбатып отырып: «Қайтемін, жаным-ау» деп қосыла жылайды. Сосын сүйеніші де, жұбанышы да болған домбырасын сабалай береді. Ертеңіне жаңа күй шығады. Күйдің атын «Салтанат» деп қояды. Сол куйді сіздерге орындап берейін.

(В моем исполнении)


Пролог. Мое неприятие [большинства] произведений современной отечественной эстрады, сильно потерявших в плане качества и тематического разнообразия, в последнее время все больше и больше возвращают меня к тем дошкольным временам начала 1990-х, когда мой слух ласкали настоящие жемчужины казахского музыкального творчества, среди которых были такие таланты, как великие Құрманғазы и Шәмші, и замечательные поэты и музыканты Кенен Әзірбаев и Алтынбек Қоразбаев. А то обстоятельство, что выкидыши современного шоу-бизнеса с восторгом принимаются большинством нашей молодежи, разучившимся различать вечное от преходящего, и идущим на поводу дешевым и обнаженным песнопляскам афроамериканцев, наталкивает меня делать небольшие рецензии на то, чем богата и славится настоящая вечная казахская музыка. Этот обзор - почин в этом деле, несмотря на то, что я не являюсь специалистом в музыке, как например, уважаемый мной Роман Райфельд. Плюс к этому, подобные обзоры, уверен, должны разнообразить сообщество, не ограничивая его одними интерпретациями пословиц и поговорок. Очень надеюсь, что мой скромный труд вам понравится и вы оцените его по достоинству. Сегодня у нас Кенен Әзірбаев и его шуточная песня "Көкшолақ".


Неделю назад по зомбоящику показывали очередной праведный гнев нашего сиятельного. Буквально звучало следующее:

"Если я узнаю, что кто-то там готовит мне подарки ко дню рождения и все такое прочее, уволю тех со всех должностей и лишу всех привилегий!!! Хватит, не надо мне оказывать такое внимание, о народе надо думать, чтобы организовали для него день Столицы на уровне."

Я вот подумал, если бы эти слова звучали из уст В. И. Ленина, или И. В. Сталина, у которого как известно кроме потасканного кителя ничего личного не было (не говоря, о каких-то о миллиардных банковских счетах как у кое-кого), то это было бы как-то логично.

Но когда это говорит с праведным пафосом человек, которому итак принадлежит весь Казахстан со всеми потрохами, то это выглядит как издевательство над простыми смертными.

Короче, нет слов.


[описание человека]

Күміс - серебро
Көмей - гортань
Жез - медь
Таңдай - нёбо

қазақша үйренейік
Серебряная гортань, медное нёбо.

Так обычно говорят об очень красноречивом человеке, в котором есть дар оратора. Первая часть выражения также применяется по отношению к талантливому певцу.

(интерпретация моя)


Бірге - вместе
Туу - родиться
Бар - есть
Жүру - ходить
Өлу - умирать

қазақша үйренейік
Хоть и рождаются в одной семье, нет жизни бок о бок.

Очень тяжело перевести эту пословицу на русский язык, не потеряв красоты законченной формы и красоты звучания на казахском.

Так принято говорить о братьях и сестрах, родившихся и выросших в одной семье, но которых по их взрослении судьба разбросала по разным местам и условиям жизни.

В более широком смысле (но редко и не всегда), так можно говорить о любом коллективе людей, которые были вместе в определенном промежутке времени, но в силу обстоятельств разбежались в разные стороны.

(интерпретация моя)

В оформлении записи использована работа Людмилы Павленковой "Две ноги, два носка".


Занимаясь не одно десятилетие переводами казахской прозы на русский язык, я, понятно, постоянно сталкивался с определенными трудностями. Всегда не хватало нужных слов при описании, скажем, аульного быта, обычаев и обрядов, реалий и обозначений для раскрытия тем «лошадь», «верблюд», «животный мир», «травы», «исторические понятия». Словарей вечно не хватало, а те, что были под рукой, не всегда оказывались полезными. Словом, все, что было мне нужно, я редко находил в словарях. И я завел для личного пользования разные тематические словарики (своего рода шпаргалки), в которые вносил все необходимые детали и нюансы того или иного казахского понятия. А добывал я этот материал из бесед, случайных разговоров, распросов и чтений художественной и специальной литературы.
Об этом своем излучистом пути расскажу чуть подробнее.
Сколько мне, например, приходилось собирать по крупицам (буквально!) русские слова для одной лишь темы «Лошадь»?! Трудно найти в казахской прозе произведения, где не описывалось бы с самых неожиданных сторон это любимое, веками почитаемое степняками благородное животное. Сколько, например, о лошади, о коне, о скакунах, об их стати, красоте, верности, о скачках, о погонях, о походах сказано в казахском фольклоре! В знаменитом абаевском стихотворении, посвященном описанию коня, указаны и воспеты четыре десятка /!/ внешних примет. В моей переводческой практике до поры, до времени удавалось обходиться теми крохами, которые я знал или выудил из разных словарей, из русской прозы, из романов, описывающих казачий быт. «Холстомер», «Казаки» и «Хаджи Мурат» были читаны-перечитаны вдоль и поперек. Но казахские писатели оказались по части описания лошади поистине неистощимы. Сын табунщика Дукенбай Досжан, питающий к тому же слабость к разного рода этнографическим деталям, рассказывал о лошади, о скачках, о сбруе-упряже, обрушивал на голову переводчика такие слова и понятия, о которых я доселе и слыхом не слыхивал.
Потом Абиш Кекилбаев написал повесть, где даже повествование ведется от имени гнедого скакуна. Тут уже и вдохновенные слова, найденные для описания лошади Чингизом Айтматовым в «Прощай, Гульсары!», оказались недостаточным подспорьем. Надо было каким-то образом разузнать, что подкопытная косточка называется по-русски козон, а пучок волос над копытами лошади — щеткой, что ремень, проходящий под брюхом лошади и скрепляющий стремена — скошевка, а полоска на местах, где перетягиваются подпруги, — ленник и т.д. и т.п.
Потом уже из какого-то дореволюционного немецкого лексикона я почерпнул сведения и о породах лошадей, и о том, что скелет лошади состоит из пятидесяти шести частей-названий, а для характеристики внешней формы коня необходимы сорок два слова, что есть еще десятки и десятки слов для описания масти и стати лошади, стойки, очертания спины, хребта, шеи, крупа, ляжек, ног, добавьте сюда виды аллюра (шаг, рысь, иноходь, галоп, карьер) с их разновидностями и с различными комбинациями, вроде того, что рысь с подскакиванием именуется тропотом, и еще добавьте не один десяток слов-названий разных частей и деталей конской сбруи, а также разные типы лошадников и их профессий и т.д., и вы поймете, что для раскрытия одной темы «ЛОШАДЬ» необходим внушительный словарь.
Братьям-казахам, однако, и этого оказалось мало: они расширили «лошадиный» словарь еще отдельными понятиями, характеризующими возраст коня. Просто жеребенок — құлын, или — нежнее - құлыншақ; если же жеребенку более шести месяцев, но менее года — жабағы, годовалый жеребенок называется тай (стригун); сосун на втором или третьем году — арда емген; жеребенок по третьему году — құнан; самец-трехлетка — дөнен; кобыла-трехлетка — байтал; лошадь по пятому году — бесті и т.д.
Приведу для любопытства еще ряд казахских слов, относящихся к теме «лошадь»: торы (гнедой), құла (буланый), боз ат (сивый), бурыл ат (чалый), кер ат (мухортый), шабдар (игрений, игреневый), қара ат (вороной), кекіл (челка), құлақ (уши), мойын (шея), жал (челюсть), қабақ (веко), омыртқа (позвонок, шейный столб), жал (грива), желке (затылок), сағақ, (изгиб, шея и подбородок), мұрын (нос), ерін (губы), тic (зубы), қабырға (ребра), жота (хребет), омырау (грудь), төс (грудинка), бақай (бабка, козон), тұяқ (копыта), сіқір (сухожилие), аяқ (ноги), жауырын (лопатки), сауыр (круп), мықын (бок, маклок), құйрық (хвост), қыл (щетина, шерсть), көтендік (зад), ұршық (берцовая кость), сан (ляжки), ума (пах), тірсек (голень), көз (глаз), шаша (щетки), әуке (подгрудок)...
Вынужден остановиться: «лошадиные» слова, наверняка, займут несколько страниц. Мой покойный друг Аскар Сулейменов, большой любитель и знаток лошадей, просмотрев мой «лошадиный» словарик, сделал несколько карандашных пометок, пояснений в своем оригинальном стиле. Таралғы — крепление стремян; өмілдірік — нагрудник: парыл — храп; текірек — трот; қаңтару, таң асыру — выстойка; үйір (ру) — косяк; тұлпар — вне конкурса; дүлдүл — конь Азрет-Али; саяқ жылқы — диссидент (мерин, пасущийся особняком).

Герольд Бельгер, казахский писатель.

Казахское слово: Избранное. - Алматы, 2009. Стр. 297-298